Шумерский город Ур: что произошло за последние 90 лет

Перевод статьи археолога Брада Хаффорда, который в шумерском городе Ур в 2016 году. Он рассказывает, что случилось с руинами города за 90 лет и как там идут дела.


Я изучаю шумерский город Ур больше 10 лет, но из-за постоянной войны в Ираке, мне всё не удавалось посетить его. Получилось лишь сейчас. Я только что вернулся оттуда. Там я провел пару месяцев. Здесь я хочу сравнить старые и новые фотографии оттуда и рассказать, как там дела.

Сейчас давно заброшенные руины в Уре выглядят неказисто – некогда массивные стены города уже не видны, кроме зиккурата, который, кстати, реконструировали в 1960-х годах. Почва вокруг прекрасна: серая, словно поверхность Луны, только усеяна обломками керамики и гильзами от пуль.

Раскопки профессора Вулли в 1920-х годах были ошеломляющими. За один сезон он выкопал 6000 кубометров почвы. Каждые раскопки рядом с зиккуратом вырастал новый «зиккурат» из грязи. Большое количество глиняных черепков поражало. Сломанная керамика — самая распространенная находка на большинстве археологических объектов, но Вулли выкинул их вместе с грязью.

Я не могу представить, насколько большими были эти черепки. Эрозия превратила их в маленькие кусочки настолько, что если прогуляться по насыпям грязи, кажется, что это обычная скала. Настоящие камни попадались редко.

Есть ещё кое-что очевидное. Почва таких новых гор грязи должна куда-то деваться со временем в низкие места. Восемьдесят лет археологических работ в сочетании с пылью и ветром заполнили места бывших раскопок профессора Вулли. Это привело к тому, что шумерский Ур теперь выглядит невзрачно, совсем без стен.

1925 и 2015

Сравните, например, две фотографии выше. Это вид на зиккурат с юго-востока. На первой фотографии раскопки 1925 года. Мы видим выкопанные руины древних зданий. Большая мощенная кирпичом площадь. Стена террасы зиккурата хорошо видна. Работник стоит на ступеньках, а другой — рядом со стеной, показывая её высоту. На современной фотографии стену террасы не видно вообще, лишь небольшую часть здания, которая рядом все еще возвышается с правой стороны. Реконструированные стены зиккурата чище, но вокруг – серая грязь и обломки керамики.

Прежде чем я поехал в Ур, я думал, что большая часть стен развалилась сама собой. Части из необожженного кирпича изнашиваются, но обожженный кирпич очень распространен в Уре. Сейчас многие стены просто засыпаны пылью. Земля поднялась почти на 1-2 метра со времен старых раскопок, а глубокие ямы Вулли, доходоящие до 18 метров, теперь находятся на глубине 6 метров.

Даже внутренняя область, где Вулли описывал стены высотой до 3 метров, теперь заполнена столбиками бежевого цвета, растущими из серой массы. Сейчас даже сложно найти контуры зданий со спутника, хотя 80 лет назад Вулли раскопал и нанес на карту стены 50 домов.

1930 и 2015

Сравните фотографии выше. Это Прямая улица в Уре с юго-востока в 1930 и 2015 годах. На второй фотографии – бардак и низкие стены. Это обожженный кирпич, который клали у подножия стен для прочности фундамента. Из него в Уре делали твердые стены до двух метров. Затем на него клался уже необожженный кирпич. На сделанном недавно снимке он наверху, что значит, что первоначальная вершина обожженного кирпича все ещё на месте.

На старой фотографии можно увидеть по крайней мере 18 слоёв из обожженного кирпича, а иногда и 23. Сегодня видно лишь 10. Оказывается, верхние части не рухнули, это нижние ярусы покрылись грязью и выпавшими кирпичами, так что сама улица больше не видна. Возможно, это хорошо, потому что защищает нижние части от вандалов. Но если зиккурат когда-нибудь станет популярным туристическим местом, лучше очистить их от грязи и как-нибудь защитить стены, чтобы люди снова могли пройтись по улицам, как и 4000 лет назад.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.