Энмеркар – забытый герой

cilp018
Гильгамеш

Упоминание словосочетания “шумерский герой” непременно наводит на мысль о Гильгамеше, а сознание рисует подвиги этого славного героя, знакомству с которым мы обязаны Джорджу Смиту [4, с.215]. Однако, единственно ли Гильгамеш, сказания о котором стали столь популярны отчасти и потому, что в одном из них рассказывается истории о потопе, сходная с историей о потопе описанной в Библии [7, c. 231], заслуживает столь большого внимания?  И есть ли сказания о других героических мужах Месопотамии, которые также свершили невообразимые подвиги и заслужили место рядом с Гильгамешем в “сонме героев“?

Да, такие сказания есть, и они описывают деяния Энмеркара – второго представителя I династии Урука — и Лугальбанда, который был третьим. Гильгамеш, стоит заметить, является пятым представителем этой же династии на троне Урука. Об этих трёх героях до нашего времени дошло и было дешифровано девять сказаний. Пять из них относятся к Гильгамешу, два к Энмеркару и два к Лугальбанду. Причём Энмеркар фигурирует также и в сказаниях о Лугальбанде в качестве второстепенного героя [5, c. 210]. Так как статья посвящена Энмеркару, то остановимся на его персоне и на сказаниях о нём более подробно.

Итак, Энмеркар, как уже было сказано, второй представитель I династии Урука , который правил во второй половине XVIII столетия до н.э. [2, c. 133]. Согласно царскому списку, дошедшему до нас, Энмеркару приписывается строительство Урука. [5, c. 381]. В них же он назван “сыном Мескиаггашера” первого представителя династии Урука, которая впоследствии объеденила под своей властью Шумер после нанесения поражения Кишу – городу, чья династия занимала господствующее положение в Шумере. Отцу Энмеркара в царском списке дан эпитет “сын Уту”, т.е. сын солнечного божества. Такой же эпитет приобрёл и сам Энмеркар, но уже в эпических сказаниях, о которых сейчас пойдёт речь.

Первое из них, получившее условное название, которое Крамер в шутку называет началом международных отношений — «Энмеркар и повелитель Аратты», было впервые опубликовано в 1952 году Самюэлем Крамером. Оно содержит около 600 строк [5, c. 300] и дошло до нас в довольно-таки неплохом состоянии. В нём повествуется о том, как правитель Урука Энмеркар выяснял отношения с правителем горной страны, находящейся на востоке от Шумера – Араттой. Относительно места расположения данной страны до сих пор ведутся споры, однако вероятнее всего это был юг современного Ирана [3]. Конфликт между правителями начался с того, что Энмеркар вознамерился подчинить себе это государство, наложив на него необходимость выплатить дань ресурсами, который буду использоваться при постройке храма богине Инанне. Энмеркар, которого “Инанна избрала в своем божественном сердце”, обращается за помощью к ней. и та советует отправить туда посла, который бы решил этот вопрос и передал бы правителю Аратты ультиматум Урука. Посол, преодолев горы, добрался к эну (по-шумерски повелитель-жрец) Аратты, который был возмущён столь дерзкими требованиями правителя Урука и заявил в ответ, что его страна ни за что не покорится Уруку. После этого начинает череда обмена посольскими визитами, в ходе которых правители двух государств задают друг другу загадки, торгуются относительно материалов, которые должны быть переданы для строительства храма, уславливаются о бое между двумя сильными войнами из каждого государства. Финал сказания не совсем ясен, ибо текст в конце становится довольно-таки фрагментарным, что усложняет его понимание. Тем не менее можно узнать, что народ Аратты в итоге принёс необходимые для строительства материалы, что может свидетельствовать о победе Урука в этом противостоянии. Интересно это сказание и тем, что его автор приписывает создание письменности Энмеркару, необходимость в которой возникла из-за того, что его посол не смог запомнить одну из загадок, адресованных эну Аратты.

Второе сказание, где Энмеркар выступает в качестве главного героя, называется «Энмеркар и Энсукушсиранна». Сюжет этого сказания весьма схож с первым по смыслу. Здесь также идёт противостояние двух государств, только агрессором в данном случае выступает государства Аратта, правитель которой заявляет, что Урук должен ему подчиниться и что он сам, а не Энмеркар с Инанной “возляжет в сладком сне на изукрашенном ложе” [1, c. 172]. На столь дерзкие замечания Энсукушсиранна правитель Урука завяляет, что это он, эн Аратты, должен ему подчиниться. Получив это послание правитель Аратты собирает совет, на котором жрец Аратты, чьё имя Ургирнунна, обещает оказать правителю помощь, говоря, что:

Я урукские каналы разрою,

К святыне Аратты склоню их шеи! [1, с. 176]

Он добирается до Урука, где находит корову и козу, которые дают молоко для богини зерна и мудрости Нидабы. Это приводит к тому, что все хлева и овчарни приходят в запустенья [6, с. 86] и городу грозит голод. Тогда в дело вмешиваются:

Погонщик скота и пастух Нидабы,

Сыны, одной матерью рожденные. [1, c.178]

Машгула и Урэдина – так зовут этих юношей — обращаются за помощью к солнечному богу Уту и Старой Сагбуре – колдунье, сидящей на берегу Евфрата. Она вступает с колдуном в магический поединок, который представляет собой извлечение из воды разнообразных животных и животное того, чья магия сильнее, побеждает более слабое животное.

Чародей выудил из воды горного козла с козою.

Старая Сагбуру леопарда из воды достала.

Леопард схватил козла с козою и поволок их в горы.

Так продолжалось до тех пор, пока чародей не сдался и лик его не почернел и разум его не смешался [1, c. 179]. После проигрыша он просил колдунью пощадить его, однако она

Чародея за язык потянула.

На брегу Евфрата его бросила тело.

Дыханья жизни его лишила. [1, с.180]

Узнав об этом, эн Аратты признаёт своё поражение, а рассказчик возносит хвалу богине мудрости Нидабе и славному правителю Урука Энмеркару, что превзошел Энсукушсиранна.

Таково содержание двух сказаний, посвящённых Энмеркару. Однако, как уже было отмечено, он также фигурирует в качестве второстепенного героя в сказаниях о Лугальбанде. В одном из них, к слову, фигурирует Аратта, которая теперь выступает в качестве союзника Урука, в котором Энмеркар очень нуждается и к которому с посланием отправляет Лугальбанду [5, с. 320].

В целом же, история деяний Энмеркара разительно отличается от сказаний о Гильгамеше. Последний, чрезмерно эмоциональный и вспыльчивый, представляет собой архаического героя, который славится своею силой и поступает зачастую необдуманно. В то же время в сказаниях об Энмеркаре, хоть они и были созданы раньше, главный герой предстаёт мудрым и сдержанным политиком, который напоминает древнегреческого героя Одиссея, который вошёл в историю своей хитростью и смекалкой. Именно этот контраст между двумя героическими образами в рамках одной культурной традиции порождает необходимость изучения сказаний об этом герое, который остаётся погребённый под славой своего приемника.

  1. Афанасьева, В.К. От начала начал. Антология шумерской поэзии. / В.К. Афанасьева. – СПб.: Центр “Петербургское Востоковедение”, 1997. – 496 с.
  2. Бертман, С. Месопотамия / С. Бертман; пер. с англ. А. А. Помогайло. — М.: «Вече», 2007. — 416 c.
  3. Видейко, М.Ю. Найдена священная страна Аратта / М.Ю. Видейко // Происхождение языка и культуры: древняя история человечества, Том 1 – 2007. – № 6. – С. 17–21.
  4. Крамер, С. История начинается в Шумере / С. Крамер; пер. с англ. Ф.Л. Мендельсон. – Москва: “Наука”, 1965. – 257 с.
  5. Крамер, С. Шумеры. Первая цивилизация на Земле / С. Крамер; пер. с англ. А.В. Милосердова. – М.: ЗАО Центрополиграф, 2002. – 383 с.
  6. Синило, Г.В. Древние литературы Ближнего Востока и мир Танаха (Ветхого Завета). Учебное пособие для студентов филологических факультетов вузов. / Г.В. Синило. – Минск: ЗАО Издательский центр “Экономпресс”, 1998. – 471 с.
  7. Якобсен, Т. Сокровища тьмы. История месопотамской религии / Т. Якобсен; пер. с англ. С.Л. Сухарев. – Москва: “Восточная литература”, 1995. – 293 с.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.